Главная / Новости / Банкротство физических лиц / Нет имущества у должника — нет банкротства. Какую позицию заняли Высшие суды?
Нет имущества у должника — нет банкротства. Какую позицию заняли Высшие суды?

После принятия закона о банкротстве появилось ряд мифов. Одни из которых сразу же были развеяны судебной практикой, например, обязательный порог банкротства в 500 000 руб. (наличие такой суммы долга для банкротства не обязательно). Другие мифы до сих пор активно поддерживаются юридическим сообществом. Сегодня речь пойдет о позиции некоторых судов, которые высказывают мнение о том, что если у должника нет никакого имущества, то и речь о его банкротстве идти не может. Данная позиция была обоснована тем, что исключительной целью банкротства не может быть полное освобождение должников от исполнения обязательств, а есть и еще одна обязательная цель – кредиторы должны получить хоть какое-то имущество в счет погашения обязательств. Как правило, если у должников не было имущества – суды просто прекращали производство по делу о банкротстве на стадии признания заявления обоснованным, то есть до введения любой из процедур банкротства. Явным рекордсменом с такой позицией в Волго-Вятском округе стал АС Кировской области. С самого начала юридическое сообщество стало высказываться в поддержку должников, отмечая, что на то и банкротство, что ничего не осталось, кроме обязательств. Кому-то повезло и у них осталось имущество, а кому-то совсем нет и это не отличает одних от других с точки зрения реализации права на банкротство. Не так давно в картотеке арбитражных дел стали появляться постановления ФАС Волго-Вятского округа, которые стали отменять, ущемляющие права должников судебные акты. Суть принятых в пользу должников судебных актов сводилась к следующему — факт отсутствия у должника имущества не может являться правовым либо фактическим препятствием для введения процедур банкротства. Причины отсутствия имущества, а равно денежных средств, необходимых для целей удовлетворения требований кредиторов, суд оценивает при завершении соответствующей процедуры банкротства. Как разъяснено в пунктах 45, 46 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 45, согласно абзацу 4 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве освобождение должника от обязательств не допускается, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно, в том числе совершил действия, указанные в этом абзаце. Соответствующие обстоятельства могут быть установлены в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах. По общему правилу вопрос о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, разрешается судом при вынесении определения о завершении реализации имущества должника (абзац 5 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве). Следовательно, обращение гражданина в суд с целью освобождения от обязательств само по себе не является безусловным основанием считать действия должника недобросовестными, поскольку в соответствии с приведенными разъяснениями Постановления № 45 и с учетом положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации в деле о банкротстве гражданина, возбужденном по заявлению самого должника, суду необходимо оценивать поведение заявителя как по наращиванию задолженности и причины возникновения условий неплатежеспособности и недостаточности имущества, так и основания и мотивы обращения гражданина в суд с заявлением о признании его банкротом. Исходя из задач арбитражного судопроизводства, целей реабилитационных процедур, применяемых в деле о банкротстве гражданина, и последствий признания гражданина банкротом, возможности заключения мирового соглашения на любой стадии рассмотрения спора, а также с учетом приведенных разъяснений в Постановления № 45, в процедуре банкротства граждан, с одной стороны, добросовестным должникам предоставляется возможность освободиться от чрезмерной задолженности без возложения на должника большего бремени, чем он реально может погасить, а с другой стороны, у кредиторов должна быть возможность удовлетворения их интересов, при этом создаются препятствия стимулированию недобросовестного поведения граждан, направленного на получение излишних кредитов без цели их погашения в надежде на предоставление возможности полного освобождения от задолженности посредством банкротства. В случаях, когда при рассмотрении дела о банкротстве будут установлены признаки преднамеренного или фиктивного банкротства либо иные обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами и ином заведомо недобросовестном поведении в ущерб кредиторам (принятие на себя заведомо не исполнимых обязательств, предоставление банку заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества, вывод активов, неисполнение указаний суда о предоставлении информации и тому подобное), суд, руководствуясь статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, вправе в определении о завершении конкурсного производства указать на неприменение в отношении данного должника правила об освобождении от исполнения обязательств. Таким образом, ФАС Волго-Вятского округа занял позицию, направленную в защиту прав и законных интересов граждан-должников. В продолжение настоящей статьи следует привести уже устоявшееся определение Верховного суда №304-ЭС16-14541 от 17.01.2017, которое полностью поддержало позицию граждан-должников, что для начала процедуры банкротства не обязательно наличие какого-либо имущества. Верховный суд РФ указал следующее.  Во-первых, как сочли суды, в ситуации, когда у гражданина отсутствует имущество, за счет которого хотя бы частично могла быть погашена накопившаяся задолженность по обязательствам, цель процедуры реализации имущества – пропорциональное удовлетворение требований кредиторов – становится недостижимой, это, в свою очередь, исключает возможность введения указанной процедуры; законодательство о банкротстве, как указали суды, не направлено на решение задачи по списанию в судебном порядке долговых обязательств такого гражданина. Во-вторых, отсутствие у гражданина – должника средств, необходимых для возмещения всех судебных расходов на проведение процедуры реализации имущества, является самостоятельным и достаточным основанием для прекращения производства по делу о банкротстве гражданина на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Федерального закона 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве); при этом денежные средства на указанные цели (полностью либо в части) не могут быть предоставлены должнику третьим лицом, не являющимся кредитором. Между тем судами не учтено следующее. В соответствии со статьей 213.2 Закона о банкротстве в деле о банкротстве гражданина применяются процедуры реструктуризации долгов, реализации имущества, а также мировое соглашение. Решение о признании неплатежеспособного гражданина банкротом принимается судом, в частности, если в процедуре реструктуризации долгов не был представлен план реструктуризации. В этом случае одновременно с принятием решения о признании гражданина банкротом вводится процедура реализации его имущества (пункты 1 и 2 статьи 213.24 Закона о банкротстве). В свою очередь, в процедуре реализации имущества финансовый управляющий осуществляет действия, направленные на формирование конкурсной массы – он анализирует сведения о должнике, выявляет имущество гражданина, в том числе находящееся у третьих лиц, обращается с исками о признании недействительными подозрительных сделок и сделок с предпочтением по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве, об истребовании или о передаче имущества гражданина, истребует задолженность третьих лиц перед гражданином и т.п. (пункты 7 и 8 статьи 213.9, пункты 1 и 6 статьи 213.25 Закона о банкротстве). На основании доказательств, полученных финансовым управляющим по результатам выполнения упомянутых мероприятий, а также доказательств, представленных должником и его кредиторами, в ходе процедуры реализации имущества суд оценивает причины отсутствия у должника имущества. При этом право гражданина на использование установленного государством механизма потребительского банкротства не может быть ограничено только на том основании, что у него отсутствует имущество, составляющее конкурсную массу. Один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности. В ситуации, когда действительно будет установлено недобросовестное поведение должника, суд в соответствии со статьей 213.28 Закона о банкротстве и с учетом разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», вправе в определении о завершении конкурсного производства указать на неприменение правил об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств. Кроме того, действующее законодательство исключает возможность банкротства испытывающего временные трудности гражданина, который в течение непродолжительного времени может исполнить в полном объеме свои обязательства исходя из размера его планируемых доходов (абзац седьмой пункта 3 статьи 213.6 Закона о банкротстве). Закрепленные в законодательстве о несостоятельности граждан положения о неосвобождении от обязательств недобросовестных должников, а также о недопустимости банкротства лиц, испытывающих временные затруднения, направлены на исключение возможности получении должником 4 несправедливых преимуществ, обеспечивая тем самым защиту интересов кредиторов. Таким образом, устанавливается баланс между социально-реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ограничений, установленных статьей 213.30 Закона о банкротстве, и необходимостью защиты прав кредиторов. Следовательно, вывод судов о том, что процедура реализации имущества сведется лишь к формальной констатации отсутствия у него имущества, завершению этой процедуры и автоматическому освобождению от обязательств, является ошибочным. Таким образом, судебной практикой окончательно разрешен вопрос о возможности банкротства без имущества, что является вполне справедливым, потому как этот критерий никак не связан с добросовестностью должника.

ПОЛУЧИТЬ БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ВЫ МОЖЕТЕ В ОФИСАХ КОМПАНИИ "РОСБАНКРОТ": ТЕЛЕФОН БЕСПЛАТНОЙ ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ — 8-800-700-7791,  г. МОСКВА, ул. КОЛЬСКАЯ, д. 2, корпус 6, офис 603, (м. Свиблово 200 метров) ТЕЛ. 8-800-770-7897; г. НИЖНИЙ НОВГОРОД, ул. КОСТИНА, д. 3, ОФИС 307, ТЕЛ. 41-91-888; г. ПЕНЗА, ул. МОСКОВСКАЯ, д. 29, ОФИС 616, ТЕЛ. 220-280; г. САРАНСК, ул. ТЕРЕШКОВОЙ, д. 7А, ОФИС 604, ТЕЛ. 375-005. Управляющий партнер компании "РОСБАНКРОТ"  Максим Сергеевич Прохоров  

 


Рейтинг статьи:
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

    2 комментария
    1. Статья хорошо раскрыла нашу действительность. На самом деле процедура банкротства так и создается.

      1. Стас, на самом деле за это время сложилась неплохая практика по банкротству, даже в случае отсутствия имущества. Суды, так или иначе в большинстве своем, стоят на стороне должников. Отсутствие имущества только подтверждает неплатежеспособность должника, а чем больше должник неплатежеспособен, тем больше он банкрот.

    Оставить комментарий